Нефть и глобальный кризис подводят ЕАЭС к новым реалиям

Путин не зря назвал масштабными задачи ЕАЭС для победы над пандемией коронавируса – пандемия стала испытанием для альянса. Такое мнение ФБА «Экономика сегодня» озвучил президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктор экономических наук, профессор Николай Межевич.

Нефть и глобальный кризис подводят ЕАЭС к новым реалиям

Чтобы окончательно победить пандемию коронавируса, странам Евразийского экономического союза предстоит решить еще множество задач. Об этом заявил президент России Владимир Путин на заседании Высшего Евразийского экономического совета, проходившего в формате видеоконференции. Президент добавил, что перед объединением стоят такие масштабные вызовы, как восстановление роста экономик, решение социальных проблем.

На саммите ЕАЭС в середине апреля Путин говорил, что для борьбы с распространением коронавируса необходимо принимать экстраординарные меры. Чтобы система здравоохранения справилась с нагрузкой, экономика и социальная сфера восстановились, нужно тесное сотрудничество между государствами ЕАЭС, сказал президент. В целом в процессе пандемии торговля между странами не останавливалась, политический диалог продолжался.

«Евразийский экономический союз даже несмотря на свой малый опыт интеграции в период пандемии показал свою эффективность, — отмечает Межевич. – Если оглянуться на Евросоюз, то оказалось, что столь  внушительное объединение оказалось не готово к глобальной чрезвычайной ситуации. Четыре недели в ЕС проходили организационные процессы только по распределению антисептических и санитарных средств. Для сравнения – Франция сопротивлялась гитлеровским войскам во Вторую Мировую войну лишь три недели.

Пандемия оказалась глобальным вызовом для всех. Но возможности ЕАЭС, так  исторически сложилось, куда скромнее, чем потенциал Европейского союза. Однако союз России, Белоруссии, Армении, Киргизии и Казахстана показал наличие согласованной политики в противодействии кризису. Все экономические союзы в мире оказались в проблемной ситуации, но вели себя в ней кардинально по-разному».

Интеграционный диалог продолжается

Уже первые признаки пандемии показали действенность так называемой евроатлантической солидарности. Италия, не имеющая собственного производства медицинских масок, заказала их импорт. Однако огромную партию груза из Китая конфисковала по пути Чехия, разослав в свои больницы. Несколько дней чешский минздрав не признавал эти факты, но припертый фото и видеодоказательствами вынужден был констатировать: в пандемию одна страна ЕС украла у другой партию защитных изделий.

Нефть и глобальный кризис подводят ЕАЭС к новым реалиям

Другой груз с 830 тысячами масок, приобретенных в Китае компанией «Dispotech» для итальянцев, перехватило в порту Роттердама уже правительство Германии. Немецкий дистрибьютор должен был в двухдневный срок передать его итальянскому заказчику, но Берлин реквизировал партию под предлогом запрета на вывоз медизделий в пандемию. Причем формально запрет касался только экспорта, а не транзитного груза, но украсть маски у итальянцев Германии это не помешало.

«В этом отношении ЕАЭС оказался куда более добросовестным, дисциплинированным. Россия рассылала массово тесты партнерам по альянсу, оказывала гуманитарную помощь. То есть осознание общности проблемы и необходимости бороться с ней сообща, возобладало. Но теперь альянс перешел на новый уровень борьбы – не просто с пандемией, но и с ее последствиями. И Путин не зря говорит о сложности задач на этом этапе.

Ведь все государства ЕАЭС теперь ждут достаточно большие сложности. Возможности России помогать своим друзьям и соседям существенно снизятся. Ведь для того, чтобы помогать, нужно в значительной степени решить собственные проблемы. А низкие цены на нефть существенным образом ограничивают доходы РФ. А значит, по итогам пандемии при возвращении к полноценной экономической жизни многое будет зависеть от каждого участника ЕАЭС», — подчеркивает Межевич.

Снятие карантина создаст новые реалии

Еще в апреле президент Белоруссии Александр Лукашенко заявлял, что ограничительные меры, которые ввели страны-участники ЕАЭС для борьбы с распространением COVID-19, представляют опасность для союза. По его мнению, карантинные меры повысили риски разрушения промышленности и ее «производственных и кооперационных связей». Это якобы ставит под угрозу всю экономическую систему ЕАЭС.

Нефть и глобальный кризис подводят ЕАЭС к новым реалиям

На сегодняшний день государства альянса начинают постепенно снимать карантинные ограничения по COVID-19 – за исключением Белоруссии, которая официально их не вводила, ограничившись локальными мерами предосторожности. Так, в России, по оценке правительства, готовы к первому этапу снятия карантина 37 регионов. Снят режим чрезвычайного положения в Киргизии, ослаблены меры и в Казахстане.

«Приходится констатировать, что пандемия стала серьезным испытанием для всех стран и союзов. К примеру, у США появился повод задуматься о том, что они уже не „первые в мире“. Умерены политические амбиции и Евросоюза, который еще год назад пытался демонстрировать независимость и субъектность. А сейчас выяснилось, что единой внешней политики ЕС просто не существует. Сейчас все эти амбиции отброшены в угоду экономическому восстановлению.

Для ЕАЭС коронавирус тоже стал проверкой на прочность, и страны альянса явно столкнутся с определенными проблемами. В ближайшее время придется думать не о новых перспективах, а о закреплении того, что было достигнуто к началу 2020 года. Именно об этом говорил Путин на совещании – экономические и социальные

проблемы затронули весь альянс, потому и решать их придется сообща, но с участием каждой страны», — заключает Николай Межевич.

Источник: rueconomics.ru